Курсы валют

Доллар США
 
150.50
Евро
 
204.12
Российский рубль
 
5.01

Прогноз погоды

Караганда
 
-7
Астана
 
-8

Подписка на рассылку

новостей газеты
«Наша ярмарка»

Темы недели


 
Диагноз: Острое Равнодушие Врачебных Исполнителей 18 января 2013

Прерванный полет

 

В Сарани 52-летний мужчина скончался после того, как от него уехала дежурная бригада "скорой помощи", неправильно поставившая диагноз…

 

Врач "скорой", осматривавшая Сергея Шипкалина, поставила диагноз: острая вирусная инфекция в начальной стадии. Причиной смерти человека, как выяснилось позже, стало удушье. Отек гортани и механическая асфиксия были спровоцированы попаданием в дыхательные пути мелких частиц пищи из желудка. Неверно выставленный диагноз стоил отцу семейства жизни, ведь других отклонений в организме Шипкалина обнаружено не было — в том числе и злосчастной ОРВИ, на которую указала врач.
Можно ли было спасти мужчину, у которого, как уверяет жена, и медицинской карточки в поликлинике сроду не было, потому что обращаться к врачам не было нужды? Убитые горем родственники считают, что можно.
— Если бы врач засомневалась в своем диагнозе или призналась, что не знает точную причину недомогания мужа, мы бы, естественно, обратились еще к кому-нибудь, вызвали платную "скорую" из Караганды, — говорит вдова Галина Шипкалина. — Но медик, обслуживавшая вызов, несколько раз повторила: "Все у него хорошо, не бойтесь, не беспокойтесь, такое бывает при начинающейся вирусной инфекции". И тут же заверила, что легкие у мужа чистые, сердце в полном порядке, давление в норме, добавив, что с такими показателями его хоть сейчас можно в космос отправлять.
Женщина сетует: "До сих пор не могу простить себе свою легковерность, а главное, нерешительность. Несколько раз порывалась повторно вызвать "скорую", но Сергей меня останавливал: "Неудобно, приезжали ведь уже, — рассказывает Галина. — Потерплю еще, врач ведь сказала, что это пустяки, само пройдет, а то получится, как в прошлый раз".
Вдова поясняет, что два года назад муж простудился и стал принимать гриппостат, после которого ему неожиданно стало плохо — симптомы были схожи с теми, что наблюдались сейчас. Когда приехала "скорая помощь", врач недовольно стала выговаривать им, что нечего дергать медиков по пустякам: "У вашего мужа обычная простуда, за больничным листом надо обращаться к участковому терапевту, а не срывать с места машину и людей, когда есть более серьезные больные".
— Нам было очень неловко, словно мы в чем-то провинились, — рассказывает Галина, припоминая неприятный осадок, оставшийся после той встречи с работниками "скорой помощи". — На этот раз, едва женщина с чемоданчиком переступила порог, я сразу предупредила, что бюллетень нам не нужен. "Просто посмотрите, скажите, что с ним, мужу очень плохо", — попросила я ее. Врач послушала мужа, заглянула в горло, сказала, что есть покраснение, простудные явления, еще немного посидела и уехала, заверив, что все пройдет. Однако улучшений не наступало. Муж слабел и задыхался. На всякий случай через справочную службу я все же узнала номер телефона клиники "Гиппократ", у которой есть платная неотложная помощь, и уже хотела позвонить туда, но тут муж попросил приготовить ему чай с медом. Едва я наполнила чашку, как услышала из спальни странный хрип. Вбежав в комнату, увидела, что муж лежит, уткнувшись лицом в подушку. Он был уже  без сознания.

Женщина в панике бросилась звонить детям. "Папа умирает! Скорее вызовите "скорую помощь"! — крикнула Галина им в трубку, а сама бросилась к соседям — дело в том, что в следующем от них подъезде живет врач, работающий в стационаре, тот оказался дома и тотчас прибежал к умирающему, начал делать ему искусственное дыхание. Однако спасти Сергея Шипкалина ему не удалось. 
Галина плачет. По ее словам, все началось на ровном месте, ни с того, ни с сего.
— Утром Сергей и еще несколько соседей ремонтировали забившийся водопровод, потом мужчины взяли лопаты и стали чистить двор от снега, — говорит женщина. — Домой Сережа вернулся около двенадцати часов дня, войдя, закашлялся прямо с порога, я выглянула из ванной: "В чем дело?" —  "Да воздуха теплого хапнул с мороза, видать, не в то горло попало", — ответил он, продолжая натужно кашлять. Вижу: дело нешуточное, муж побледнел, как полотно, на лбу выступила испарина, появилась одышка. "Плохо что-то", — признался он, и я вызвала "скорую". Врачу, которая стала расспрашивать, что случилось, Сергей твердил то же самое, что и мне: "Пришел с мороза, хапнул (он именно так выразился) теплого воздуха, закашлялся, стало трудно дышать". В это время он еще держался, старался говорить ровным голосом, пытался сдерживать кашель. Крепился он и после ухода врача — ну, не привык жаловаться человек, все проблемы он всегда решал сам. Зачем только я его послушала и положилась на его дотоле крепкое здоровье? Надо было снова в "скорую" звонить и требовать к себе внимания, отбросив стеснение. Не знаю, как так получилось, только многим из нас привили чувство непонятной вины, которое мы испытываем в том числе и по отношению к врачам. Приходишь ли в поликлинику, вызываешь ли терапевта или фельдшера на дом, тебя не покидает ощущение, что ты оторвал этих занятых людей от чего-то более важного, что пришел в роли просителя.   
Впрочем, убедиться в том, что этот комплекс вины появился не на пустом месте, члены семьи Сергея Шипкалина смогли убедиться воочию.
Сноха Ирина, жена младшего сына, рассказывает, что диспетчер "скорой помощи", до которой она дозвонилась после страшных слов матери о том, что папа умирает, ответила ей: "Были ведь недавно у вас, все в норме", — и повесила трубку. Девушка проявила настойчивость, одновременно с ней упорно набирала "103" и сама Галина.
— Не помню точно, сколько раз я звонила им, — говорит она, — раза три-четыре, может, больше. На том конце провода снимали трубку, что-то нелюбезно гаркали, после чего шли короткие гудки. Может быть, мне говорили, что вызов принят и нечего понапрасну трезвонить вновь и вновь? Но, честное слово, я находилась в таком паническом состоянии, что не могла разобрать слов, которые мне недовольно кричали сотрудники станции "Скорой помощи". Правда, минут через 15-20 неотложка все-таки притормозила у нашего подъезда, на этот раз молоденькая врач приехала не одна, а в паре с более старшей по возрасту коллегой. Сережа был уже мертв. Медики не стали подходить к нему, взглянули с расстояния и констатировали, что у него якобы оторвался тромб. Если бы это оказалось правдой, мы бы, наверное, смирились с участью и уповали только на то, что время немного притупит нашу боль и скорбь и не имели ни к кому претензий. Но запись в свидетельстве о смерти ошарашила и окончательно выбила из колеи. Более нелепой смерти трудно представить. Муж практически ничем не болел, сезонные простуды и редкие приступы радикулита — вот и весь набор его болячек, приобретенных за полсотни лет. Он вел здоровый образ жизни — путешествия, рафтинг, прыжки с парашютом, плавание, — вспоминает Галина. — Я сейчас принесу наши семейные альбомы, обратите внимание, ни на одном застолье — а фотографий с праздников у нас, как и у любого человека, очень много — не было спиртного. Это был его осознанный выбор. А еще Сережа никогда не чурался физической работы — построил дачу, бассейн, приобрел недавно в собственность два земельных участка — собирался строить новый дом себе и младшему сыну, создал и зарегистрировал еще одно ТОО — в общем, громадье планов и море идей, трудно было представить, что его могло что-то остановить. Знаете, в последние годы в нашей семье все шло настолько успешно, что я невольно ловила себя на мысли: не слишком ли хорошо мы живем? И словно притянула беду. Сегодня раскаиваюсь, что сразу не прогнала нечаянные сомнения, ругаю себя за то, что не кинулась бить во все колокола, когда муж только кашлянул.

Друзья и знакомые Шипкалиных лишь подтвердили, что Сергей был полон сил, любил жизнь во всех ее проявлениях, ценил и берег жену, помогал детям, обожал внуков и неоднократно протягивал руку помощи тем, кто в этом нуждался.
— После похорон мне позвонили из России незнакомые люди и, выразив соболезнование, сказали, что члены нашей семьи всегда могут   рассчитывать на их участие, — говорит старший сын Сергея Шипкалина, Александр. — Из короткого разговора с ними я понял, что когда-то мой отец вытащил из большой неприятности их отца и люди до сих пор благодарны ему за это.
Перед этим, говорит Александр, точно такие же слова ему довелось услышать и от других приятелей папы, с которыми тот вел дела.
— Сережа действительно был очень порядочным человеком, — говорит Галина. — За те три недели, что прошли после его смерти, ко мне обратились уже несколько человек — я их в глаза никогда не видела и не слышала о них, которые стали привозить деньги. Как оказалось, люди возвращали Сергею долги. И вот еще что интересно: пока что ни один человек не подошел ко мне и не сказал, что Сергей должен им. Это еще раз подчеркивает главную черту моего мужа: он готов был протянуть руку каждому, но сам редко просил помощи и брал у кого-то взаймы, полагаясь только на себя.
В этой же связи родные Сергея Шипкалина припомнили такую деталь: девятый поминальный день пришелся на 31 января. 
— Мы думали, никто не придет, все-таки канун Нового года, люди готовятся к празднику, хлопочут о елке и подарках, — говорит Галина. — Поэтому я сказала сыну, чтобы он оплатил в кафе обед на сорок человек. Вадим почему-то не послушался меня и заказал шестьдесят мест и не ошибся — зал был полон, почтить память Сергея люди пришли, невзирая ни на что.
Галина подчеркивает, что обратилась в газету со своим горем не затем, чтобы опорочить доброе имя врачей. Подавать на них в суд она не собирается.
— Просто очень хочется напомнить нашим медицинским работникам, что относиться к пациентам нужно более внимательно и подходить к своей работе более профессионально, — говорит вдова. — Ведь если бы молодая врач не была столь уверена в своей непогрешимости с постановкой диагноза, а задумалась над тем, отчего здоровому мужику неожиданно стало плохо, отвезла бы его в больницу, посоветовалась бы с более опытными коллегами, я бы не осталась вдовой, а мои дети не осиротели бы. Да, сыновья выросли, но в любом возрасте нужен папа, тем более такой, каким был Сергей. Подчеркиваю, у меня нет желания отомстить, испортить карьеру или что-то в этом роде, мне достаточно будет того, если молодая доктор извлечет уроки из этой трагедии. Ну а всем остальным людям хочу пожелать одного: берегите своих близких и не стесняйтесь показаться назойливыми, стучите во все двери, бейте во все колокола, когда речь идет об их здоровье.

 

Татьяна ЛЕБЕДЕВА
Фото из архива семьи Шипкалиных

 

Ответное слово


Начальник отделения "скорой медицинской помощи" города Сарани Раиса Бизяева сказала, что давать какой-либо комментарий не в ее компетенции, в том числе по данному случаю.
— Вы знаете, отчего скончался этот человек? Сколько часов прошло с момента приезда нашего сотрудника до его смерти? Как он чувствовал себя в этот промежуток времени? — неожиданно пошла врач в наступление, хотя никаких обвинений ни в ее адрес, ни по отношению к ее ведомству пока никто не предъявлял. 
Но поскольку нам самим хотелось получить ответы на вопросы, заданные почему-то корреспонденту, Раиса Михайловна проводила нас к юристу городской поликлиники, обронив по дороге, что смерть мужчины — просто несчастный случай. Юрист поликлиники Гульмира Тургунбаева, узнав, в чем дело, созвонилась с директором КГП "Поликлиника города Сарани" Калимой Сатовой, но поскольку та оказалась занята, достала свод законов о здравоохранении и указала на статьи, в которых говорится о врачебной тайне.
—  Мы не имеем права разглашать какую бы то ни было информацию о пациенте, — сказала правовед. — У нас уже есть печальный опыт судебных разбирательств по данному поводу. Если родственники умершего обратятся к нам с заявлением, что дают свое согласие на комментарий прессе, тогда мы готовы встретиться с журналистом в их присутствии.
Однако, как было сказано выше, ни вдова, ни сыновья Сергея Шипкалина обращаться в суд или в прокуратуру не собираются. И надеются лишь на то, что участь близкого им человека больше никого не постигнет, а медики сделают для себя необходимые выводы. В самом деле, можно было бы, конечно, списать смерть крепкого во всех отношениях мужчины на несчастный случай, но только в том случае, если бы он не обращался за помощью к врачам. И совсем не важно, сколько времени прошло после того, как уехала карета "скорой помощи". Определить истинную причину резкого ухудшения здоровья человека специалист не смогла, а вникать в суть не захотела.




Правила добавления комментариев на сайте


Дорогие читатели! Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление или редактирование комментариев. После модерации ваш комментарий будет опубликован в течение суток.


Комментарий не будет опубликован, если он:

1) нарушает любые применимые нормы права;
2) пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес конкретных лиц или организаций;
3) распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
4) содержит ненормативную лексику;
5) преследует коммерческие цели, содержит рекламную информацию.




Ваше имя или ник:



Добавить комментарий:

* не более 1000 символов




ТОО «Издательский Дом «Классик»
Газета «Криминальные новости»
Газета «Наша Ярмарка»
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!

Свежий номер

№ 6 (583) от 07.02.2013 Свежий номер

Скачать PDF версию номера от 8 февраля 2013 г.


Наши конкурсы
Жди меня

Опрос

Как вы относитесь к предложению высокопоставленных чиновников повысить пенсионный возраст для женщин до 63 лет?





Газета «Наша Ярмарка»
2010 © Газета «Наша Ярмарка»
Интернет-компания «Creatida»
Разработка и поддержка сайта:
Интернет-компания «Creatida»