Курсы валют

Доллар США
 
150.50
Евро
 
204.12
Российский рубль
 
5.01

Прогноз погоды

Караганда
 
-10
Астана
 
-9

Подписка на рассылку

новостей газеты
«Наша ярмарка»

Темы недели


 
Горемычные 25 января 2013

Горемычные 

 

Пожилым супругам-инвалидам, проживающим в Шахане, соцработники  отказали в помощи. «Не положено», – ответили им в ведомстве, как только узнали, что у них есть шестеро детей. И тогда отчаявшийся пенсионер позвонил в редакцию газеты, чтобы рассказать о своей беде.

 

Беда не приходит одна

Вот уже второй месяц, как 70-летний Александр Ганин ухаживает за парализованной женой. Учитывая тот факт, что сам он передвигается на костылях, в одиночку управляться по хозяйству мужчине становится все труднее и труднее. 
— Неужели  для таких, как мы, не предусмотрена хоть какая-то поддержка от государства? - не верит Александр. — Нам с женой было бы достаточно, если бы раз в неделю из собеса приходил человек и выполнял небольшие поручения. Ведь прыгать по дому, а тем более по скользкой улице на одной ноге очень тяжело, да и лежачую жену я боюсь оставлять одну. 
До сих пор пенсионеров выручали добрососедские отношения с людьми, с которыми они общались на протяжении жизни. 
— Сосед Булат заходит к нам всякий раз, как идет в магазин, интересуется, не нужно ли и нам чего-нибудь купить, — говорит  Александр Сергеевич, — регулярно проведывает подруга жены, проживающая неподалеку, заезжает мой закадычный друг по рыбалке. Но ведь так продолжаться вечно не может. У каждого человека хватает личных забот, не хочется лишний раз напрягать людей своими проблемами.
И тут же, словно устыдившись жалобной ноты, невольно прозвучавшей в его словах, мужчина добавляет, что, если бы не болезнь жены, он ни за что на свете не стал бы нас беспокоить. Выяснилось в частности, что после того, как шесть лет назад Александра Сергеевича прооперировали, укоротив правую ногу на десять сантиметров, он не стал даже оформлять инвалидность, решив: зачем понапрасну обивать пороги медучреждений, если хватает  пенсии?  Жена поддержала.  Не думали тогда, что впереди ждет новое испытание.
Беда случилась в начале декабря. Как вспоминает глава семьи, в тот день супруга напекла своих фирменных блинчиков и пошла угощать ими соседку-старушку, живущую этажом ниже. Та пригласила ее попить чаю, но Маша - так все звали Майсару Гариповну — неожиданно резко засобиралась домой, при этом она замешкалась в коридоре, потому что долго не могла попасть ногой в тапочек.
— Маша, что с тобой? Ты что, обуться не можешь? — спросила ее соседка, но женщина вышла, ничего не объясняя.  
— Самое странное, что мне жена тоже ничего говорить не стала, — рассказывает Александр Сергеевич. — Хоть бы пожаловалась или охнула, так не было этого. Пришла, села рядом со мной на диван - я телевизор смотрел - и тоже вроде бы на экран уставилась, только взгляд какой-то не такой, вроде как мимо или сквозь вещи смотрит. Только я хотел поинтересоваться, что случилось, как  Маша набок стала заваливаться, лицо повело, губы посинели. Я недолго в службе МЧС работал, навыками оказания первой помощи владел. Кинулся делать ей искусственное дыхание, "скорую" вызвал. Спасибо, врачи быстро приехали, померили давление - сказали, что запредельное, и забрали в больницу. Да только недолго она там лежала. Через десять дней сказали: забирай, у нас больше не держат.
На протяжении последующих десяти дней к Ганиным из поликлиники приходила медсестра и делала уколы. А потом супруги остались одни. 
— Родственники из Белоруссии продиктовали название нового дорогого препарата. Я нашел его, лекарство, и впрямь, оказалось  эффективным - к жене начала возвращаться речь — пока что очень невнятная, но, по крайней мере, позвать меня она уже может. Что касается полного восстановления, то его, похоже, не будет, во всяком случае, никаких гарантий врачи не дают.

 

"Я на них не обижаюсь"

Состояние супруги сильно подкосило Александра Сергеевича. С Майсарой Гариповной они прожили в мире и согласии четверть века, несмотря на то, что это его вторая супруга и к тому старше его на девять лет, мужчина нежно называет ее Белоснежкой и Дюймовочкой. 
— В марте на нашу серебряную свадьбу соберутся все наши дети, даже из Белоруссии обещали приехать, —  говорит глава семьи. — Наверное, будут предлагать переехать к ним, да только вряд ли это возможно. Жена в таком состоянии, что не выдержит дороги, а я уже не смогу оформить необходимые документы — это ведь беготня, хождение по кабинетам, поездки в посольство. Не до того уже мне, не осилю.
Александр Сергеевич рассказывает, что на двоих с супругой у них шестеро детей. Все они люди взрослые и самостоятельные, трое из них живут далеко, а трое рядом, в том же поселке. Да только тем, кто остался в Шахане, самим нужна поддержка. 
— Один сын работает в частной фирме, — рассказывает Александр Сергеевич, — пашет от зари до зари, потому что у самого четверо детей, которых надо прокормить. Средний устроился недавно на мини-ЖБИ. Больше в Шахане-то и предприятий нет. Получает тридцать тысяч тенге - это что, заработок для мужчины? На коммуналку только и хватает, самому помощь нужна, как я могу еще что-то требовать с него? А дочке и вовсе не повезло: с третьим  мужем уже сошлась, а счастья нету.  Она техничкой сейчас в доме престарелых работает, муж — в котельной, можно сказать, бичуют, потому что не всегда могут свести концы с концами.  Если и приходят ко мне, то только за деньгами.  Но я их не осуждаю. Сегодня молодым подчас труднее, чем старикам. Хорошо, если из тысячи детей найдется один такой, кто в состоянии содержать не только себя, но и своих родителей. Большинство же моих сверстников, как и мы с женой, наоборот, помогают детям.

 

Реактивный самолет

Александру Сергеевичу есть с чем сравнивать. Несмотря на то, что его жизнь не назовешь легкой и гладкой, все же в свою многодетную семью — а у них с первой женой было пятеро детей - он всегда кормил сам. Работать начал рано, как и большинство его сверстников — сначала в леспромхозе, потом на стройке, затем в шахте, после в шахтомонтажном управлении — если все перечислять, не хватит газетной полосы. Удостоверений, дипломов,  свидетельств и прочих "корочек" о полученных специальностях и присвоенных  разрядах у мужчины наберётся больше двух десятков, грамот - и того больше. Невзирая на то, что с тринадцати лет у Александра Сергеевича начались проблемы со здоровьем - возле колена появилась непонятная шишка, которую тщетно пытались лечить сначала в его родной Нижегородской области, а затем и в Караганде. Но боли становились только сильнее, потом начались судороги - по этой причине Александру Сергеевичу пришлось уйти с шахты. Потому что сырость и резиновые сапоги сильно обострили болезнь. Тем не менее трудился Ганин до самой пенсии и даже после ее назначения. Но слег в 2006 году - на бедренной кости  чуть выше колена открылась трофическая язва. Мужчину прооперировали,  укоротив ногу сразу на десять сантиметров.  Через год болезнь снова дала о себе знать - снова операция, аппарат Илизарова, костыли.
Сам Александр Сергеевич связывает свою болезнь с одним необычным случаем, произошедшим с ним в далеком детстве. В 1953 году неподалёку от деревни, в которой он жил, разбился реактивный самолет. В огромную воронку, образовавшуюся после взрыва, долго лазали все местные мальчишки в поисках приборов и других интересных деталей - даже после того, как военные вывезли большую часть останков сверхзвукового истребителя и прах погибшего летчика, для ребятни это место осталось весьма притягательным. 
— Где-то через два года над коленкой стала расти шишка, — рассказывает Ганин. — Вылезла она ни с того ни с сего, я ничем в то время не болел, травмы тоже не было. Правда, в то время, будучи еще подростком, я не связывал этот нарост с той катастрофой. Только спустя десятилетия, когда стал получать известия с родины, что там один за другим умирают от рака мои бывшие детские приятели, стало ясно, что падение самолета было не таким уж безобидным для жителей нашей глухой деревушки и что наши хвори могут быть как-то связаны с этим.
Несмотря на все пережитые невзгоды, Александр Сергеевич не теряет присутствия духа.
— Я и на рыбалку до болезни жены не переставал ходить, и огород обрабатывал: больную ногу на табуретку кладу, а здоровой картошку копаю, — смеется мужчина. — Не верите, а зря, спросите у соседей, я  участок себе неподалеку от дома загородил - все там у меня росло, хороший урожай снимал…
За время нашей беседы Александр Сергеевич несколько раз подходил к жене, которая лежала в соседней комнате: поправлял одеяло, подносил ко рту водичку, спрашивал, не нужно ли ей чего.  Женщина силилась что-то сказать, он бережно наклонялся, показывая на придвинутый вплотную к кровати стул, уставленный  флакончиками с лекарством: "Это или это? Голова болит?"
Неужели этим милым старикам нельзя чем-то помочь?

 

Дети — препятствие

Начальник Шахтинского отдела занятости и социальных программ Роза Милятова подтвердила, что согласно принятым стандартам пенсионеры и инвалиды, у которых имеются дети, на дому не обслуживаются.
— Супругам Ганиным нужно обратиться в суд с иском о том, что дети им не помогают. На основании этого судья своим решением обяжет представителей младшего поколения заботиться о стариках, либо дети должны официально — опять же через суд — отказаться от своих родителей. Только после  этого органы соцзащиты населения имеют право поставить Александра Сергеевича и  Майсару Гариповну на учет, назначить им соцработника или же поместить в реабилитационный центр. Есть еще один вариант: нужно проверить, не состоят ли дети Ганиных на диспансерном учете как алкоголики, наркоманы или недееспособные инвалиды. В этом случае законом предусмотрена помощь пожилым людям, оставшимся без поддержки со стороны родственников, для чего аким поселка выйдет к нам с ходатайством, и мы определим немощных людей в дом инвалидов и престарелых.  
— Ни один из перечисленных вариантов супругам не подходит. Подавать на детей в суд они не станут, к тому же сыновья и дочь Александра Сергеевича  отнюдь не опустившиеся и спившиеся личности, а люди, попавшие в затруднительную ситуацию — у каждого из них свои семьи, дети, которых надо растить и кормить, а постоянной работы и стабильного заработка у них нет. Как тут быть?
— Остается единственный выход — нанять социального работника на договорной основе, — предлагает Роза Ибрагимовна, — то есть это будет физическое лицо, которое найдут сами пенсионеры и заключат с ним устный или письменный договор, обговорив число посещений в неделю, круг обязанностей и сумму оплаты за предоставленные услуги.
Напоследок Роза Милятова взяла у нас адрес пенсионеров и пообещала послать к ним сотрудников своего ведомства  для составления акта обследования квартиры и условий проживания. 
— Надо подумать также, может, и подыщем для супругов  человека из числа бывших социальных  работников, который согласится за определенную плату обслуживать их, - обнадежила Роза Милятова. 


Татьяна ЛЕБЕДЕВА
Фото автора




Правила добавления комментариев на сайте


Дорогие читатели! Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление или редактирование комментариев. После модерации ваш комментарий будет опубликован в течение суток.


Комментарий не будет опубликован, если он:

1) нарушает любые применимые нормы права;
2) пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес конкретных лиц или организаций;
3) распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
4) содержит ненормативную лексику;
5) преследует коммерческие цели, содержит рекламную информацию.




Ваше имя или ник:



Добавить комментарий:

* не более 1000 символов




ТОО «Издательский Дом «Классик»
Газета «Криминальные новости»
Газета «Наша Ярмарка»
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!

Свежий номер

№ 6 (583) от 07.02.2013 Свежий номер

Скачать PDF версию номера от 8 февраля 2013 г.


Наши конкурсы
Жди меня

Опрос

Как вы относитесь к предложению высокопоставленных чиновников повысить пенсионный возраст для женщин до 63 лет?





Газета «Наша Ярмарка»
2010 © Газета «Наша Ярмарка»
Интернет-компания «Creatida»
Разработка и поддержка сайта:
Интернет-компания «Creatida»