Курсы валют

Доллар США
 
151.28
Евро
 
199.98
Российский рубль
 
4.62

Прогноз погоды

Караганда
 
+23
Астана
 
+25

Подписка на рассылку

новостей газеты
«Наша ярмарка»

Темы недели


 
Жизнь за куклу 7 июня 2013

Жизнь за куклу

 

В Караганде неслыханное злодеяние совершили школьницы

 

Три пятиклассницы заманили девятилетнюю девочку за город. По официальной версии, одна из них избила и задушила маленькую жертву. После этого девочки, как ни в чем ни бывало, вернулись домой, спокойно поужинали и легли спать. Даже узнав, что их подругу ищут сбившиеся с ног родители, они ничего никому не сказали.
Правда открылась на следующий день, когда в районе пятой плотины - излюбленном месте отдыха жителей Узенки — нашли тело мертвой Анечки и полицейские стали доставлять для опроса в опорный пункт всех подружек девочки. Среди прочих детей оказались и ученицы 5 а класса: Соня,  Карина и Анжела, в компании которых последний раз видели пропавшую второклассницу. Поначалу троица попыталась разыграть спектакль, изобразив на лицах наивное удивление: мол, Аня Ткаченко, вместе с которой они были на пикнике, ушла домой раньше всех, и что с ней приключилось потом, они не знают. Лишь когда оперативники развели подруг по разным комнатам и стали у каждой по отдельности уточнять, во сколько и где они расстались с убитой, и в какую сторону направилась второклассница, подружки запутались в деталях придуманной на ходу легенды. Оказывается, бросив мертвую Аню в степи, подружки, расходясь по домам, договорились, что именно они будут потом говорить. Поначалу все трое твердили одно и то же: Аня пошла в сторону ЖБИ, мы остались, побегали немного и вернулись в поселок. Однако, в конце концов, у одной из них не выдержали нервы, и девочка призналась, что Аню убили, правда, добавила, что лично она этого не делала.
— Карина подошла к Анжеле и что-то шепнула ей на ухо, потом говорит, надо проучить, затем Анжела набросила ей на шею свою белую кофту, — путано, с недомолвками, избегая прямых предположений и ясных формулировок, стала рассказывать Соня, а позже показала место, где происходила расправа. С ее же слов, поводом для конфликта послужила якобы кукла, которую Анна взяла у одной из них поиграть и не вернула. Позже каждая из трех опрошенных девочек постарается выставить себя лишь случайной свидетельницей этой чудовищной истории. Двум из них это удалось: по официальной версии, распространенной пресс-службой ДВД, затеяла расправу одиннадцатилетняя школьница, которая потом и задушила Аню при помощи своей спортивной куртки. Однако родственники погибшего ребенка не верят этому.
— Наша Анечка была девочкой рослой и достаточно смелой и сильной, чтобы безропотно позволить  себя задушить, — в один голос заявили они. — Она непременно бы стала защищаться, сопротивляться, убегать, наконец. Очевидно же, что кто-то из подружек ее держал, а другие вершили свое черное дело, причем душили ее не только кофтой — на шее нашей девочки остались явственные синяки от пальцев.
При этих словах мама убитой девочки, постаревшая, как говорят соседи, за одну ночь, закрывает исказившееся в муках лицо и просит прекратить обсуждение подробностей гибели дочери.
— Невыносимо представить те муки, которые довелось испытать моей кровиночке, — говорит она. — Не понимаю, откуда в этих детях столько жестокости, у меня просто в голове не укладывается, что они способны на столь чудовищные поступки. То, что произошло, за гранью человеческого.

Немного успокоившись, женщина рассказала, что роковое воскресенье в их семье протекало, как обычно. Сама она была занята домашними делами, а ее младшие дети-двойняшки - Аня и Женя - играли на улице. Во дворе есть небольшая детская площадка с горкой и скамеечками, где обычно и тусовалась ребятня.
— Домой Аня забежала в половине третьего, — вспоминает Любовь Владимировна, — я сказала ей: садись, поешь, но она только чаю попила, правда, с бутербродом — намазала хлеб своим любимым шоколадным маслом, сказав, что больше ей ничего не хочется. Кто мог предположить, что вижу ее в последний раз? Ни намека на беду, ни предчувствия.
Мать можно понять: она, как и другие родители, безбоязненно отпускала детей на прогулку — в соседнем дворе находится опорный пункт полиции, а еще через два дома  школа. Жители этого района хорошо знают друг друга, все  на виду. Тем не менее ближе к вечеру в сердце стала заползать тревога. Дело в том, что после Ани домой несколько раз забегал ее брат Женя — то машинку взять, то печеньку. Любовь Владимировна всякий раз спрашивала у него, где Аня, и всякий раз мальчик пожимал плечами: не знаю, вроде бы за школу с девчонками ушла. В половине седьмого женщина вышла удостовериться, что с дочерью все нормально, но не увидела ее ни во дворе, ни за школой. 
— Соседка сказала, что слышала, как кто-то из девчонок говорил о пикнике, на пикники у нас обычно на плотину ходят, но ведь еще не жарко, какое купание? — вспоминает свои размышления мать.
Тем не менее вместе с сыном Любовь Владимировна направилась в сторону гидроузла, который находится километрах в четырех-пяти от поселка. Дошли, правда, только до пастбища и вернулись обратно — во-первых, стало смеркаться, во-вторых, так далеко дочь без спроса не пошла бы. 
— Да вы у кого хотите спросите, каждый скажет, что Аня была  само послушание, — говорит мама погибшей девочки, — прилежная, добрая, доверчивая, у меня с ней не было особых хлопот. Я как-то сказала, чтобы она подружек в дом не водила — тесновато у нас, да и не люблю посторонних в квартире, она с первого раза усвоила это правило. Поэтому и подружек ее плохо знала, вот и девочек этих, которых в убийстве подозревают, тоже только изредка встречала, и с их родителями знакома не была.
Вернувшись и не застав дочери дома, на что она очень надеялась, женщина прямиком отправилась в опорный пункт: так и так, пропала девятилетняя девочка, ушла со двора и не вернулась. Заявление о пропаже ребенка у нее приняли сразу же, в половине второго ночи в поселок прибыла следственно-оперативная группа, члены которой всю ночь прочесывали Узенку вдоль и поперек. 
— Мой муж тоже до утра искал Анечку, ездил по ее подружкам, будил, расспрашивал, умолял вспомнить, с кем она пошла, куда, когда, — рассказывает Любовь Владимировна, — и  к тем трем девочкам он тоже заезжал, но они заверили, что ничего не знают.
Женщина вновь прерывает свой рассказ из-за слез, которые душат ее.
— Откуда такое хладнокровие, нечеловеческая выдержка? Тут поссоришься с кем-то, просто резкое слово ненароком скажешь, и то ходишь сама не своя, словно не в своей тарелке, грызешь себя за резкость и несдержанность, а они ведь  дети, а уже такие бесчувственные…

В половине пятого утра приехала вторая группа оперативных работников, которые тоже подключились к поискам, и уже в половине восьмого они привели в опорный пункт тех самых девочек - Карину, Соню и Анжелу вместе с родителями.
— Я снаружи стояла, когда пробежал слушок, что одна из доставленных школьниц призналась в убийстве моей дочери. Я рванула туда — не знаю просто, что бы я сделала с ней! Но меня остановили, — вспоминает Любовь Владимировна.
— Теперь родители этих детей уже говорят, что их дочери невиновны, — вступает в разговор бабушка Ани Ткаченко, Елена Степановна, — а сами, как я слышала, адвокатов ищут. А зачем тогда им защитников нанимать, если их чада невиновны? А еще нам сказали, что наказание будет только административным, тот есть оштрафуют только их родителей — да и то это только вероятность — и на этом дело закроют, малы еще отвечать за свои поступки. А убивать, значит, не малы?  Как после этого отпускать в школу своих детей, если рядом с ними учатся, сидят за одной партой такие, с позволения сказать, ученицы?
Негодованию Елены Степановны нет предела. Внучку Аню она любила не меньше, чем родители, если не больше.
— Ой, я когда приходила к ним в гости, они с Женечкой прямо висли на мне, — уже с теплотой в голосе рассказывает бабушка, — уходя, я спрашивала у них: что вам вкусненького принести в следующий раз? А Аня всегда говорила: "Только ты, ба, дешевые конфеты не бери, а то подумают, что мы бедные".
Женщина вздыхает:
— Теперь ведь дети уже с пеленок друг перед дружкой похваляются достатком в семье, своими богатыми родителями и возможностями — сначала особенными игрушками-погремушками, потом дорогими украшениями и фирменной одеждой, потом крутыми машинами и прочим. Время такое, что на первое место стали выпячивать материальные ценности, деньги. В семье у Любы доход был небольшим, но мы все старались ни в чем не отказывать детям. Появилась такая версия, что нашу Анечку вроде бы как из-за куклы убили. Неправда это, не приносила она никогда в дом чужих игрушек, да и не к чему это ей было — своих полна квартира. Только в апреле, на последний ее день рождения и я, и Люба, не сговариваясь, вручили Анюте по кукле, причем постарались выбрать получше и покрасивее.
Елена Степановна делает предположение, что конфликт, в результате которого погибла любимая внучка, мог возникнуть именно из-за этого — из-за ревности и зависти, что у Ани есть то, чего не было у них, а не наоборот.
— Знаете, такая немаловажная деталь открылась: когда Аню нашли в степи, она была практически раздета, — говорит Елена Степановна. — В одной футболочке лежала, хотя из дома уходила в легинсах, кроссовках, джинсиках и курточке. Все это с нее сняли, даже трусики стащили — зачем, спрашивается, чего им не хватало? Кто-то из девочек во дворе говорил мне, что слышал в тот день реплику от убийц моей внучки, что она, мол, не так одета, им ее внешний вид не понравился. Бедная девочка! Да аккуратнее ее никто не ходил.
Еще родственники Ани Ткаченко ужасались тому, какие жуткие подробности поведали на допросе задержанные девочки об учиненной ими экзекуции. 
— Есть версия, что внучку сначала избили, потом задушили, а после еще и утопили, положив ее лицом в какое-то болотце, от этого, как сказали нам в морге, у нее животик вздулся — она еще живая была, когда ее к луже подтащили, захлебнулась она.
— Мама, не надо, не могу больше слушать это, — рыдая, просит Любовь Владимировна. — Боже, Боже, мне бы только похороны пережить и девять дней дождаться, после этого я буду добиваться,  чтобы этих детей исключили из школы. Нельзя, чтобы они ходили в один класс с нормальными ребятами.

Об этом же думают сегодня и другие мамы и папы, живущие в Узенке, — родители уже начали сбор подписей под обращением, чтобы всех трех девочек, участвовавших или присутствовавших при расправе над Аней Ткаченко, исключили из школы.
— Такая агрессия со стороны детей не может не пугать — сказала одна из жительниц поселка. — Это какие должны быть отношения в их семьях, если дети запросто перешагнули запредельную грань?
Другая наша собеседница, вызвавшаяся рассказать о пятиклассницах, подозреваемых в преступлении, только подтвердила такие предположения.
— Моя дочь года два-три назад дружила с одной из этих девочек, — рассказала Валентина Сергеевна, — но я запретила ей продолжать отношения после того, как стала замечать проявления жестокости в ее поведении. У нас окотилась кошка, появились очаровательные котята, с которыми мои дети с удовольствием возились. А вот Сонечка всякий раз норовила помучить их и истязала бедных животных до тех пор, пока я не отнимала у нее их. Особенностью характера этой девочки было и то, что она предпочитала играть с мальчишками и верховодить над девочками. Моему терпению пришел конец, когда дочь пришла отпрашиваться на пикник на плотину: Сонечка, мол, ее пригласила. "Какой пикник, какая плотина?! — взорвалась я, — мы с тобой не раз разговаривали на эту тему: без взрослых за поселок и на озеро - ни ногой! Дочь поняла, и, слава Богу, больше с Сонечкой она не хороводилась, хотя до меня долетали сведения о том, что девочку эту постоянно разыскивали мама и старшая сестра, которые находили ее ночующей то на плитах, то еще в каком-нибудь месте. Говорю это не в осуждение, а по той лишь причине, что надо было обратить внимание на такое поведение ребенка раньше.
В поселке также рассказали, что родителям Сони, действительно, не до нее — папа пьет, а мама, стоя на рынке, одна тянет всю семью из пяти человек. Уезжает на работу ни свет ни заря, возвращается затемно. язык не поворачивается упрекнуть ее в том, что дети предоставлены самим себе.
Кстати, получить характеристику на всех упомянутых учениц мы пытались и в школе - наверняка психолог и инспектор должны были обратить внимание на девочек, хотя бы на ту же Соню: бродяжничество — тревожный симптом. Однако в СШ № 50 после случившегося все руководство срочно ушло в отпуск — и директор, и оба завуча, и психолог, о чем нам сообщила секретарь.
Правда, как рассказывают жители Узенки, у которых есть в семье школьники, перед тем, как отправиться на отдых, директор успела дать распоряжение: учителям и классным руководителям предстояло обойти всех без исключения родителей и взять у них собственноручные расписки, что во время каникул они несут полную ответственность за своих детей. Подстраховались, так сказать. Будут претензии — есть чем крыть.

Татьяна ЛЕБЕДЕВА
Фото Александра КОХАНОВА

 

Комментарий

 

Специалисты областного детского психоневрологического диспансера шокированы случаем в Узенке не меньше нашего. Они заверили, что немотивированного, спонтанного проявления агрессии не может быть в принципе. Дети, в поведении которых проявляется жестокость, наверняка воспитываются в неблагополучных семьях, где отец обижает мать или отпрысков, где старшие помыкают младшими, где ребенка наказывают, держат  в ежовых рукавицах или, наоборот, не обращают на него никакого внимания. Накопленные обиды, ненависть, злость рано или поздно вырываются наружу.
— Существует множество теорий возникновения детской жестокости, — сказала психолог диспансера Ирина Селихова, — эмоциональное, межличностное неблагополучие в семье, нарушение взаимоотношений в среде сверстников, чрезмерное увлечение фильмами и литературой со сценами насилия, причем наиболее восприимчивыми к теле- и кинопродукции такого рода являются дети в возрасте от  8 до 11 лет…
Если ребенок чувствует дискомфорт в семье, среди других детей, и у него нет спасительного островка — любящей бабушки, внимательного тренера, заботливого воспитателя, — взрыв накопленных негативных эмоций наступает там, где его не ждешь. Жестокий поступок без оценки последствий с его стороны —  своего рода месть, расплата за нелюбовь, за равнодушие и жестокость окружающих к нему.
Родительская любовь, понимание и устойчивая система ценностей в семье — вот те главные составляющие, которые помогают сформировать у ребенка здоровую и правильную психику. Если уже в ясельном возрасте он начинает кусаться, а потом, в детском саду драться и обзываться, это уже повод для беспокойства и обращения к психологу. В случае со школьницами — им в дальнейшем просто необходима помощь психотерапевта.

 

 




Правила добавления комментариев на сайте


Дорогие читатели! Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление или редактирование комментариев. После модерации ваш комментарий будет опубликован в течение суток.


Комментарий не будет опубликован, если он:

1) нарушает любые применимые нормы права;
2) пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес конкретных лиц или организаций;
3) распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
4) содержит ненормативную лексику;
5) преследует коммерческие цели, содержит рекламную информацию.




Ваше имя или ник:



Добавить комментарий:

* не более 1000 символов




Фоторепортажи

Супермен в брандмейстерской каске
Открытие детской площадки возле ДДЮ
Театр военно-смехотворных действий (Фотограф А. Коханов)
ТОО «Издательский Дом «Классик»
Газета «Криминальные новости»
Газета «Наша Ярмарка»
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!

Авторизация






Регистрация Восстановить пароль

Свежий номер

№ 43 (620) от 25.10.2013 Свежий номер

Скачать PDF версию номера от 25 октября 2013 г.


Наши конкурсы
Жди меня

Опрос

Верите ли вы, что в скором времени казахстанский тенге может обесцениться?






Газета «Наша Ярмарка»
2010 © Газета «Наша Ярмарка»
Интернет-компания «Creatida»
Разработка и поддержка сайта:
Интернет-компания «Creatida»