Курсы валют

Доллар США
 
147.93
Евро
 
195.95
Российский рубль
 
5.04

Прогноз погоды

Караганда
 
-10
Астана
 
-13

Подписка на рассылку

новостей газеты
«Наша ярмарка»

Темы недели


 
Человек на запчасти? 24 февраля 2012

Человек на запчасти?


 

А вы готовы завещать свои органы для трансплантации после смерти, если учитывать,  что огромное количество людей нуждаются в пересадке почек, печени, сердца… 


 

Лидеры неправительственной организации "Умит" провели среди населения Южного Казахстана опрос: согласны ли те завещать свои органы для трансплантации после смерти? При этом представители общества инвалидов приводили статистику — в стране более пяти тысяч человек нуждаются в пересадке почек, и рассказывали о ситуациях конкретных людей, кому жизненно необходим подходящий донорский орган. В частности был приведен пример с жителем Арыси Нурболатом Абиловым, который страдал неизлечимым заболеванием почек на протяжении десяти лет, прежде чем ему вживили здоровый донорский орган за границей. "На операцию и на дорогу мне пришлось занимать деньги у родственников, коллег и знакомых, — говорит мужчина. — Людей с такими как у меня показаниями очень много, помогите им, ведь наша главная проблема — в отсутствии подходящих доноров. Если бы за ними дело не стало, больным не пришлось бы ездить за рубеж и тратить на это большие средства. Для того чтобы частица вашей жизни осталась на земле и после вашего ухода, станьте донорами", — обратился он к жителям Южно-Казахстанской области через активистов общества, которые не только подробно объясняют людям, что нужно для этого делать. 

Кстати, сорок пять процентов респондентов ответили на вопрос о предстоящем донорстве положительно, согласившись после смерти поделиться органами. 



 

"Выращивание кожи — давно не проблема для карагандинских медиков"


 

Заведующий кафедрой хирургических болезней, доктор медицинских наук профессор Ермек Тургунов считает, что чисто технически отечественная медицина к трансплантации органов готова. Не станет дело и за специалистами: в той же Караганде работает немало замечательных сосудистых хирургов и урологов. Главная проблема заключается в подборе доноров и преодолении отторжения пересаженного органа. 

— Как врач, я всегда скептически относился и отношусь к сенсационным сообщения об очередной победе в трансплантологии, поскольку понимаю, что об удаче можно будет говорить не ранее, чем через год после операции, — говорит Ермек Мейрамович, — когда будет понятно, прижился ли в новом организме чужой орган. 

Главное здесь — подходящий донор. Оптимальный вариант — близкий родственник, особенно если речь идет о парных органах, ведь пожертвовать одной почкой или долей печени можно без особого вреда для здоровья. Кстати, в конце прошлого года такая операция была проведена в научном центре трансплантологии в Алматы: больному пересадили правую долю печени его родного брата. Осуществили ее, правда, с помощью белорусских коллег, однако, повторюсь, при необходимости казахстанские хирурги способны справиться с такой задачей самостоятельно.

По словам Ермека Тургунова, второй источник получения донорского органа связан с гибелью человека, а вернее, со смертью его мозга, ибо возможность взять "запчасть" для трансплантации существует до тех пор, пока в организме сохраняется кровоснабжение. Однако для того, чтобы зафиксировать наличие мозговых импульсов, нужно иметь очень точную аппаратуру, улавливающую самые тонкие материи, тем более что на этот счет: до каких пор можно считать человека живым и после чего — мертвым, до сих пор нет однозначного ответа. 

— Ну и, наконец, такой нюанс: далеко не каждый человек, которому официально зафиксировали умирание мозга, может стать донором для страждущего, — уверен профессор Тургунов. — У донора и реципиента должна быть совместимость по множеству параметров. То есть не от каждого человека можно пересаживать органы другому. Необходимо создать банк данных — это раз, скооперироваться и согласовать процедуру обмена донорскими органами между государствами — два, решить вопросы транспортировки и доставки органов — три. Представьте себе, что нужный вам орган оказался, скажем, в Аргентине, за ним ведь нужно кому-то лететь, причем в срочном порядке, так как даже при определенных условиях и необходимой среде трансплантант может храниться ограниченное количество времени — всего несколько часов. 

Мне могут возразить, что в Китае, например, операции по трансплантации не проблема. С этим не поспоришь. Однако при миллиардном населении создать базу данных и сделать подбор по совместимости гораздо легче, чем в любой другой, не столь густонаселенной стране. Ну и, наконец, не следует сбрасывать со счетов этические и религиозные нормы. О первых мы уже упоминали: состояние комы — еще не смерть, и любой врач или родственник, дающий согласие на отключение человека от аппарата, поддерживающего его жизнедеятельность, подвержен сомнению: правильно ли он поступает? "Разборка" на органы не приветствуется и во многих религиях, так что вероисповедание человека тоже может стать препятствием на пути к осуществлению воззвания южно-казахстанских инвалидов. То есть вопрос настолько сложный, что решить его одними призывами нереально. 

Но выход есть. Бурными темпами сегодня идет выращивание необходимых тканей. К примеру, выращивание кожи — уже давно не проблема для карагандинских медиков. Хочется надеяться, что в скором времени будет освоено и выращивание из клетки необходимого органа. 



 

"Жертвенность есть святость" 



Иерей Дмитрий Патрикеев привел такой пример: два года назад в одной из российских воинских частей произошел из ряда вон выходящий случай. Во время учений один из солдат-новобранцев нечаянно выронил гранату. Находившийся поблизости полковник среагировал мгновенно, бросившись на снаряд и прикрыв парня своим телом. Мужчину разорвало на куски, зато ни один из осколков не попал в необстрелянных ребят, которые находились на полигоне. 
— Офицер совершил истинно христианский поступок, — говорит отец Дмитрий, — он отдал жизнь свою во имя спасения других людей. Подобные подвиги нередко совершались и на войне. Поэтому церковь, в принципе не приветствующая насилие и братоубийство в любом его проявлении, приравнивает воинов, пожертвовавших собой ради блага ближних ему, к лику мучеников святых. 
С другой стороны, тело наше есть храм Божий, ведь Господь создал всех нас по образу и подобию своему, и не совсем приличествует калечить этот сосуд, вскрывать и разбирать на органы. Но если тяжелая болезнь или другие обстоятельства требуют хирургического вмешательства, в том числе пересадки поврежденных частей его, думаю, запретов здесь быть не должно. Главное правило — не навредить, а помочь человеку. Господь сказал: "Нет большей любви, чем душу свою отдать за други своя", где под словом "душа" мы подразумеваем именно жизнь, однако, как я уже сказал, для этого должны быть более чем веские основания. Муж может отдать свою почку жене, сестра — брату, мать — ребенку, лишь бы все это делалось по любви, без принуждения и уж никак не на коммерческой основе. 
Да, мы все наслышаны о том, что в некоторых странах люди, доведенные нищетой до крайности, продают свои органы, выработалась даже некая социальная концепция на этот счет. Не берусь судить, насколько она моральна. Есть другая, западная модель: в медицинский страховой полис включена специальная графа, в которой человек должен поставить свою подпись: согласен ли он в случае получения травм, несовместимых с жизнью, пожертвовать свои здоровые органы тем, кто нуждается в пересадке? 
Хотя вопрос, на самом деле, гораздо деликатнее и сложнее, чем формальности с подписью. Все, что касается эвтаназии или официальной регистрации смерти мозга — вещи очень тонкие и подчас необъяснимые, не поддающиеся простой фиксации. Впрочем, здесь куда более важно, что наше общество в целом не достигло еще должной духовной высоты, а это и есть ответ на ваш вопрос.


"Я воздержусь…" 


Председателю Темиртауского общества инвалидов Максиму Иващенко поднятая проблема известна не понаслышке. На инвалидности он больше двадцати лет, еще в 1986 году, сразу после техникума,  получил тяжелое отравление доменным газом на ТЭЦ. В дальнейшем, как поясняет он сам, "ключом запуска" болезни почек, приведшей к инвалидности, стал хронический тонзиллит. 
— Жертвовать свои органы во имя спасения жизни другого человека — это хорошо, я приветствую такую инициативу, — говорит Иващенко. — Ведь кому-то донорская почка или печень на несколько лет продлят жизнь. Однако, на мой взгляд, данный призыв преждевременный, потому что прежде чем "разобрать" умершего на "запчасти", нужна законодательная база. Лично меня, к примеру, сильно настораживает вопрос: кто и по каким параметрам будет констатировать смерть мозга? При нынешнем положении дел в медицине я с большим сомнением отношусь к готовности наших эскулапов, не в обиду им будет сказано, к подобным процессам. За свою четвертьвековую практику хождения по больничным кабинетам насмотрелся всякого. Поэтому я воздержусь пока категорично голосовать как "за", так и "против".
Вместо этого Максим Валерьевич поделился собственным опытом. С 2004 года мужчина живет на гемодиализе. Для тех, кто не знает, поясним, что это длительная и затратная процедура очистки крови, необходимая всем, у кого нарушена функция почки. 
— Качественный гемодиализ темиртауские инвалиды стали получать всего два года назад — после того, как эту процедуру в рамках госзаказа отдали в конкурентную среду, то есть в частные клиники, — говорит инвалид. — До этого на подключение к аппарату искусственной почки выстраивались огромные очереди, потому что очистку делали только в областной больнице. Люди могли ждать месяцами, испытывая страшные муки и боли. Слава Богу, теперь все нормализовалось, и более-менее оптимальный для организма вариант очистки — с частотой три раза в неделю и длительностью сеанса четыре часа — стал доступен каждому нуждающемуся. В бюджете отныне на это заложены деньги, и инвалидам больше нет нужды приносить с собой физраствор, витамины и лекарства, как это было раньше. Специально заостряю внимание на подробностях, потому что качественный гемодиализ решает многие проблемы, в некоторых случаях отпадает даже необходимость подсадки донорского органа. 
По словам Максима Иващенко, карагандинцы на трансплантацию летали в основном в Пакистан, где подсадка почки стоила двадцать две тысячи долларов. Донорами выступали бедняки из Индии, Малайзии и других стран восточноазиатского региона. 
— С одним из тех, кому пересадили почку индуса, я общался на протяжении нескольких лет, — вспоминает Максим Валерьевич. — Поначалу у него было все хорошо, а затем начались проблемы с кожей, и со здоровьем вообще. Мужчина изменился даже внешне, стал практически неузнаваем. И ажиотаж вокруг таких операций у желающих постепенно стал сходить на нет, потому что вскрылись не совсем радужные перспективы. Во-первых, реципиент до конца жизни должен принимать сильнодействующие лекарства, в основном, гормоны, подавляющие иммунитет, чтобы приглушить процесс отторжения. А это, как вы сами понимаете, порождает новые проблемы со здоровьем. Во-вторых, полноценно трудиться такой человек уже не может, ему сразу дают первую группу инвалидности. Ну и, в-третьих, выяснилось, что долго такие люди все равно не живут, при самом радужном раскладе — до десяти лет, но это в исключительном случае, тогда как при регулярном подключении к искусственной почке можно существовать и два, и три десятка лет, сохраняя при этом работоспособность. Кстати, у нас в Темиртау на гемодиализ ходят порядка тридцати человек…


"Бездуховность — главный барьер"


Имам мечети города Сарани Мухамедкали был еще более категоричен.
— Человек появляется на свет здоровым или больным по воле Всевышнего, — сказал он, — поэтому каждый из нас должен набраться терпения и принимать уготованную ему судьбу со смирением. Есть такая притча: жил во времена пророка Мухаммеда очень бедный человек. Однажды, уныло бредя по городской площади, он поранил себе ногу через прохудившуюся подошву башмака и горько взалкал к небу: "О, я несчастный! За что мне такая доля? Я не могу себе купить даже новые туфли!" На что Всевышний посоветовал ему внимательно посмотреть вокруг себя. И когда нищий оглянулся, он заметил приближающегося калеку без ноги. И понял тогда бедняк, что есть люди, которым во сто крат тяжелее, и поблагодарил Всевышнего за то, что у него, по крайней мере, на месте руки и ноги. 
Мухамедкали также напомнил, что в шариате, впрочем, как и по канонам других религий, не разрешается даже выбрасывать остриженные волосы и ногти — их положено закапывать либо сжигать. 
— Ибо сказано в священной книге, что за каждый волосок со своей головы и за каждый ноготок человек будет держать ответ перед лицом Аллаха, — пояснил имам Сарани. — С этим постулатом напрямую связаны другие нормы, одна из которых — содержать в чистоте не только свою душу, но и тело, для чего перед намазом правоверный обязательно должен делать омовения. На основании всего перечисленного возникают вполне резонные сомнения: будет ли тот, кому я подарил свои органы, точно так же блюсти все заповеди, не запятнает ли он дух и тело свое плохими поступками или помыслами, за которые ответ держать придется мне? 
Но даже не это, по словам Мухамедкали, удерживает его от полного одобрения призыва, с которым выступили инвалиды Южно-Казахстанской области. Его пугает коммерциализация медицины, в том числе и та ее область, которая занимается трансплантологией. 
— Люди грешны по своей природе и зачастую в погоне за сиюминутной прибылью переступают через нравственные и моральные устои. Как ни горько говорить об этом, но, увы, бездуховность процветает, а это главный барьер в таком щепетильном вопросе. В такой обстановке подделать подпись, пойти на подкуп и обман — пустяковое дело. А это страшно.


"Нужно руководствоваться здравым смыслом"


Наиб имам областной центральной мечети Ныгыман Жандос сказал, что в Коране нет на этот счет прямых запретов или каких-либо указаний, зато есть постулат, что тело умершего неприкосновенно. 
— С другой стороны, если человек, будучи в трезвом уме и твердой памяти, даст свое согласие стать донором, почему не воспользоваться его здоровым органом, чтобы избавить от мучений другого человека, тем более, что современная наука способна на это? Во многих европейских странах, я читал, при получении водительских прав каждый должен ответить на вопрос: готов ли он в случае смертельной опасности стать донором для нуждающегося. В Испании, к примеру, девяносто процентов населения говорят на него "да". 
Наверное, если бы речь шла о близком мне человеке, я тоже, не задумываясь ни о чем, пожертвовал бы своей почкой или частью печени. И все же для принятия воззвания, с которым обратились инвалиды, нужны время, взвешенный подход и внутренняя уверенность. Тем более что нельзя сбрасывать со счетов и чисто национальные традиции: погребение предусматривает неприкосновенность тела, так повелось от наших предков. К тому же пересадка органов нередко сопряжена с коммерческой сделкой, а вот это уже недопустимое действие: никакая торговля здесь недопустима.


Блиц-опрос



Гурам Дзебисашвили, менеджер:
— Нет, я совершенно не против завещать свои органы для трансплантации после смерти, так как это необходимо для продолжения жизни других людей. И так должны все поступать. Тем более мне будет уже все равно, как лежать в могиле — с органами или без оных.

 
Валентина, бухгалтер:
— Если есть согласие человека и если он умирает, то почему бы нет. Я бы дала согласие. Лишь бы это начинание не приняло коммерческий характер.

 
Руслан и Армен, юристы:
— Нет, мы верующие люди, мусульмане. А по канонам Ислама это запрещено. По законам шариата после смерти человек должен быть в целости и сохранности. Однако нет ничего предосудительного в том, чтобы поделиться своим органом при жизни — для любимого человека, например. 

 
Юлия, менеджер турагентства:
— Для жизни других готова отдать свои органы, если только близкие не будут против. Это считается греховным почему-то. Некоторые даже запрещают делать вскрытие. Но если кто-то крайне нуждается и ждет — сердце, например, то почему бы нет.

 

 

 

 

 







Ваше имя или ник:



Добавить комментарий:

* не более 1000 символов




ТОО «Издательский Дом «Классик»
Газета «Криминальные новости»
Газета «Наша Ярмарка»
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!

Свежий номер

№ 9 (534) от 02.03.2012 Свежий номер

Скачать PDF версию номера от  2 марта 2012 г.


Архив номеров
Наши конкурсы
Жди меня

Опрос

Кто или что виноваты в росте цен на продукты питания?










Газета «Наша Ярмарка»
2010 © Газета «Наша Ярмарка»
Интернет-компания «Creatida»
Разработка и поддержка сайта:
Интернет-компания «Creatida»