Курсы валют

Доллар США
 
149.93
Евро
 
183.65
Российский рубль
 
4.64

Прогноз погоды

Караганда
 
+25
Астана
 
+25

Подписка на рассылку

новостей газеты
«Наша ярмарка»

Темы недели


 
Вот скутер приглянулся — и ага! 13 июля 2012

Вот скутер приглянулся — и ага!

 

Дорожные полицейские средь бела дня без оснований и объяснений отобрали у карагандинки личную собственность, нанеся предпринимательнице телесные повреждения. Но женщина оказалась не робкого десятка. Ее не испугали ни угрозы инспекторов, ни обвинения в оказании сопротивления представителям правоохранительных органов.

 

Мечта сбылась

Началось все с голубой мечты юности — с шестнадцати лет Елена Протасова хотела мотоцикл. Приобрести его девушке поначалу не давали материальные трудности — семья жила более чем скромно, поскольку мама Лены одна поднимала троих детей, потом все свободное время захватила работа — и интересы немного поменялись. И вот, наконец, нынешней весной Елена, которая уже твердо стояла на ногах в материальном плане, неожиданно увидела то, о чем так долго грезила. Найдя хозяина китайской чудо-техники, она оформила покупку. Правда, это был не совсем мотоцикл — Лена приобрела мокик-скутер марки SR 125 RR Freeze. Вещица была до такой степени красивой и стильной, что Елена ничуть не пожалела ни о сделке, ни о двухстах пятидесяти тысячах тенге, отданных за него. К тому же, как выяснилось, в Караганде подобных мини-мотороллеров еще ни у кого не было, она стала обладательницей единственного экземпляра.
— Моя старшая дочь с детства, как мальчишка — любит технику и скорость, — говорит мама Елены Галина Ивановна. — Она и машину водит с восемнадцати лет, как заправский гонщик, и мотоциклы обожает. Другие дамы заняты нарядами и украшениями, а у нее другие приоритеты — едва у Лены появилась на новой работе небольшая прибыль, она купила себе эту китайскую игрушку.
Кстати, когда из-за этого самого скутера у Протасовой произошел конфликт с полицейскими, именно мама убивалась больше других, упрекая дочь: "Лучше бы ты на эти деньги в Турцию, как нормальные люди, поехала, или на косметику бы потратила, ну, на худой конец, просто прокутила бы в каком-нибудь кафе". Сама Елена так не думала. И скутер она купила не только ради удовольствия, но и пользы для. Дело в том, что у нее в разных частях города несколько точек, в которых она, как региональный представитель иностранной фирмы, продвигала ее продукцию, и которые ежедневно должна была объезжать. Маневренный, легкий скутер давал ей возможность избегать пробок и пользоваться объездными путями, в том числе дворами и закоулками.

 

"Вы что делаете?!"

Днем в пятницу 29 июня Елена встретилась со своим напарником по бизнесу Иваном Ветровым, чтобы обсудить дальнейшие действия. Протасова сидела в своей машине, парень стоял рядом и слушал последние указания.
— Мы находилась на стоянке возле магазина "Кулинария" в микрорайоне "Степной-3", — рассказывает Елена. — Иван должен был отправиться на скутере по уточненному маршруту. В это время к месту парковки подрулил белый бус "Фольксваген", из которого вышли два сотрудника полиции — судя по звездочкам на погонах, капитан и майор — и стали рассматривать стоящий там скутер. Я сначала подумала: "Ну, понравился людям мопед, что в этом такого?" Однако, осмотрев мое игрушечное, скажем так, транспортное средство со всех сторон, один из офицеров, удовлетворенно кивнув, бросил другому: "Грузим!" И мужчины начали затаскивать мопед к себе в автомобиль.
— Мы стали кричать: "Эй-эй! Вы что делаете?!" Я и мой напарник попытались остановить полицейских и узнать, в чем, собственно, дело, и на каком основании они забирают мою собственность, — рассказывает Елена. — "Документы, права предъявите, почему без номеров?" — вскользь, не глядя на нас, обронил один из полицейских, продолжая запихивать скутер в багажник. Иван достал паспорт, техническое описание мопеда, дату ввоза, чек покупки, а заодно отдал им удостоверение личности, РНН, ИНН — короче, все свои документы и корочки, которые у него были с собой. А я попыталась внятно объяснить дорожным полицейским, что это не мотоцикл, а квадроцикл, и он не требует постановки на учет. Даже товарные чеки им предъявила — они остались у меня при покупке нового стартера и цепи на скутер, причем в обеих счетах-фактурах было четко написано: для скутера.
По словам Протасовой, на офицеров дорожной полиции ее увещевания не произвели никакого эффекта. Тогда Елена вцепилась в квадроцикл и стала тянуть его к себе с криком: "Не отдам!" Стражи порядка беспардонно оттолкнули ее, а когда хозяйка вновь бросилась отстаивать свою собственность и что есть силы вцепилась в задние колеса, сотрудники полиции стали бить ее по рукам и, словно кутенка, отшвырнули в сторону, а ее напарника, который пытался помочь Елене и держал скутер с другой стороны, грубо запихнули в свой бусик.
— От такого беспредела я закричала еще громче, — говорит Елена. — Тогда один из стражей порядка быстро показал мне свое удостоверение, но я успела прочесть фамилию и запомнила номера на их служебных бляхах. У того, кто совал корочку, значился № 102, а у его напарника был № 218. "Мы же предъявили вам документы, что вам еще надо?— все еще надеялась я уговорить представителей УДП. — Видно ведь, что вещь не краденая, что на нее не надо водительских прав и госномера, наши личности вы тоже установили. Отпустите парня!" В это время Иван вырвался и сам выскочил из бусика, полицейские, поколебавшись, все же отдали ему удостоверение личности, а документы на мопед сунули себе в карман и, в очередной раз отпихнув меня в сторону, окончательно погрузили скутер к себе в машину и уехали. Мы — следом за ними.
Догнать и плотно сесть сотрудникам УДП на "хвост" Елене и Ивану удалось на пересечении проспекта Республики и микрорайона "Орбита". После этого они какое-то время кружили за бусом по Юго-Востоку, пока полицейские не развернулись и не помчались в город, где приехали на ултцу Сатпаева, на штрафстоянку.
— По дороге я позвонила мужу и вкратце пояснила нелепую ситуацию, в которую мы попали с Иваном, — говорит Елена. — Он сразу же подъехал и вместе со мной стал вразумлять полицейских, что их действия противоправны. Но те закатили скутер на территорию стоянки, а заодно затащили за ворота Ивана, схватив его за шиворот. От такой наглости мы с мужем окончательно оторопели. Стоя пред высоким забором, я пыталась докричаться до напарника, молила его держаться, не падать духом и, самое главное, ничего не подписывать! После этого один из полицейских, тот, который до этого взмахнул передо мной служебным удостоверением, выглянул и сказал: "Не ори, не то сделаю из твоего дружка алкаша или наркомана". "А погоны после этого не потеряешь?" — спросила его. "Ты меня не пугай!" — ответил он.

 

"Если ты не приедешь…"

Простояв еще некоторое время возле штрафстоянки и поняв, что никто не собирается отпускать Ветрова и возвращать ей похищенную вещь, Елена, посовещавшись с мужем, поехала в травмпункт, чтобы зафиксировать побои.
— Меня снова затолкали в белый бусик, предупредив: "Сиди, не дергайся!" — рассказывает Иван, — потом, когда Лена с мужем отъехали, меня повезли в наркологический диспансер на освидетельствование, но, видимо, вспомнив о чем-то важном, вернулись на штрафстоянку, поставили меня возле скутера и стали снимать на видео в разных ракурсах. "Отпустите! Я вам что, фотомодель?" В ответ посыпались угрозы! 
"Фотосессия", как понял Иван, была нужна офицерам полиции для того, чтобы на всякий случай создать себе алиби и зафиксировать, что они его не трогали и следов побоев на нем нет. Закончив съемку, Ветрова снова повезли в наркологию, где заставили сдать анализы и тесты. После чего с его мобильного телефона позвонили Елене: "Приезжай, надо поговорить".
— В этот момент я все еще была в Михайловке, в судмедэкспертизе, откуда поехала в травмпункт, — говорит Елена, — о чем и сообщила звонившему мне сотруднику УДП, добавив, что напишу на них заявление в полицию. "Ну, тогда вообще своего мотоцикла не увидишь, и напарника тоже", — ответил мне гаишник.
После звонка Елене, как вспоминает Иван, сотрудники дорожной полиции стали лихорадочно звонить своим знакомым и просить совета, как им поступить в данной ситуации.
— При этом меня они абсолютно не стеснялись и не таились, — говорит парень. — Подъехала какая-то машина, тоже не служебная, майор сел в нее и стал что-то писать. Позже выяснилось, что это была якобы моя объяснительная. Заполнив бумаги, майор взял жезл, тормознул двоих водителей и взял с них расписки, что я не хочу подписывать ни свою же объяснительную, ни протокол. После чего сотрудники продолжили обсуждение возможных вариантов дальнейших действий: по какой статье обвинить меня и Елену, чтобы нас закрыли, снова кому-то названивали, в том числе несколько раз — Елене, уговаривая ее приехать для разговора.
— Сначала все звонки они делали с Ваниного телефона, а потом, видимо, позабыв о предосторожностях, уже со своего, — говорит Елена. — Номер их сотки я сохранила. Это продолжалось на протяжении длительного времени, пока я сидела в травмпункте, а затем в ДВД, в ожидании дежурного следователя, который оказался на выезде. "Твой напарник в полной ж…. — говорили они мне, — сейчас как миленький будет подписывать, как он оказывал нам сопротивление, если ты не приедешь". Честно сказать, мне было очень страшно за Ивана, от таких полицейских можно было всего ожидать, и чтобы хоть как-то остановить беспредел, я еще раз предупредила их, что обратилась в управление собственной безопасности. "Ну, тогда мальчишке твоему крышка", — резюмировали они.

 

Китайская грамота

Пока Елена ждала следователя в здании ДВД, не находя себе места от беспокойства за жизнь напарника — ведь его удерживали силой, захватчики скутера повезли его зачем-то в Юго-Восточный отдел полиции. Но прежде чем зайти в помещение, написали в машине рапорт на Елену, что она нападала на них и оказывала сопротивление, поломав при этом одному из стражей порядка пальцы. Затем, сделав еще несколько звонков девушке и не сумев склонить ее к встрече, повели Ивана внутрь здания.
— Они провели меня мимо дежурного, не выписав пропуск и не сделав отметку в регистрационной книге, — говорит Ветров. — Нашли какого-то следователя, о чем-то переговорили с ним и, передав тому мои документы, ушли, а мне велели ждать. Потом следователь сменился, новый посмотрел на меня и тоже велел ждать. Я простоял в коридоре с 23 часов до часу ночи. Дежурный все это время косился на меня, но ничего не говорил.
В это же время Елена, дождавшись дежурного следователя ДВД, стала умолять его найти Ивана. "Переживаю, чтобы его не избили, — пояснила она, — они за вечер не раз грозили расправой над парнем. Последнюю встречу они назначали мне возле Юго-Восточного ОП". По ее просьбе сотрудник УСБ ДВД Абдикашев несколько раз позвонил в Юго-Восточный отдел полиции, но там ему отвечали, что Иван Ветров к ним не поступал.
— Выйдя из ДВД, мы с мужем все же решили поехать к Юго-Восточному отделу полиции, чтобы убедиться, что Ивана там нет, — говорит Елена. — Но на полпути он позвонил нам сам и сказал, что его опустили и даже документы вернули, хотя сначала следователь хотел для чего-то оставить у себя его удостоверение личности, якобы под расписку. Мы подобрали Ивана возле автостанции, куда он успел дойти, и отвезли домой.
На следующее утро Елена срочно уехала с отчетом в Астану — работа есть работа, в бизнесе дорог каждый час, на разборки с полицейским беспределом просто не было времени. Однако спускать людям в погонах обиды и унижения Елена вовсе не собиралась и попросила свою маму сходить вместо нее в Юго-Восточный ОП и управление дорожной полиции и оставить там ее заявление. Галина Ивановна, конечно, была в шоке от всего, что случилось с дочерью и ее коллегой. Она пошла в полицию. При этом женщина даже не подозревала, что ей, как и дочери, придется столкнуться с не совсем правильным поведением сотрудников правоохранительных органов.
В Юго-Восточном отделе полиции, узнав, в чем дело, принять заявление у Галины Ивановны отказались, сказав, что жалобу положено подавать на двух языках, чего та сделать не смогла, в областном управлении дорожной полиции, куда женщина приехала сразу после этого, тоже возникли проблемы. Дежурный на вахте вызвал по связи какую-то сотрудницу, но та, выслушав посетительницу, сказала, что женщина пришла не вовремя. "Вообще-то у нас обеденный перерыв, — заметила она, а когда поняла, что Галина Ивановна не собирается уходить, удивленно спросила: Вы что, до трех часов собираетесь сидеть?"
— Да, буду ждать хоть до вечера, — проявила твердость характера вконец расстроенная Галина Ивановна.
— Но здесь нельзя находиться, выйдите за проходную, — выставила ее сотрудница УДП. А вдобавок, взглянув на иероглифы в инструкции к квадроциклу, сообщила, что для рассмотрения жалобы нужно также предоставить заверенный перевод технических документов на скутер с китайского языка на русский. Всю последующую неделю Галина Ивановна и ее дочь были вынуждены искать переводчика, пока не обратились в Промышленную палату, где им за плату выполнили заказ.
— Хочу сразу оговориться, что за время моего хождения по кабинетам правоохранительных органов мне попадались и честные, добросовестные работники, — говорит Галина Ивановна. — В том же УДП, когда я маялась у дверей в ожидании окончания перерыва, ко мне вышел молодой человек в звании лейтенанта по фамилии Оспанов, который поинтересовался целью моего прихода. Я говорю: "У вас же обед, не хочу вас беспокоить", но он все же завел меня внутрь, выслушал и принял заявление.
— Передайте своей маме, что у нее очень хороший сын, — попросила я его перед уходом, — рассказывает женщина, — и скажите, что ей низко кланяется другая мать.
Параллельно с переводом инструкции, написанной на китайском языке, Елена в Интернете нашла описание и технические параметры своего скутера.
— Там черным по белому написано, что мокик-скутер не является транспортным средством и не подлежит постановке на учет и на него не нужны права и госномер, — говорит девушка. — На всякий случай я сделала ксерокопии этих данных, а заодно и прилагающихся к ним фотографий — на них один в один изображен мой мопед, даже наклейки на баке одинаковые.

 

Не на тех нарвались

Со всеми собранными бумагами Елена в минувший вторник вновь отправилась в управление дорожной полиции, на этот раз ее провели в кабинет следователя без проволочек, но попросили переписать заявление в более краткой форме, упустив факт физического насилия по отношению к ней со стороны полицейских. "Понимаете, начнутся разбирательства, и вы еще долго не сможете получить назад свой скутер", — объяснили ей. И вдобавок поинтересовались, почему она так долго не приходила.
— Вы же сами велели маме сделать перевод, — удивилась Елена.
После чего хозяйке квадроцикла выдали квитанцию для предъявления на штрафстоянке, куда она и отправилась в сопровождении эксперта. Последний, сфотографировав находящийся там скутер, уехал, а к Елене подошел сторож и потребовал поторопиться: "Выкатывайте быстрее, а то вообще ничего не получите", — сказал он, предварительно с кем-то связавшись по телефону и поинтересовавшись у собеседника на том конце связи: "Что, отдавать?" Елена с помощью Ивана погрузили скутер в микроавтобус и поехали в гараж. И только там поняли, почему охранник всячески подгонял их.
— Попробовав завести скутер, я поняла, что он неисправен, — говорит Елена, — у него была отломана ручка тормоза, испорчено зажигание, "с мясом" выдраны все провода, фары не включались, в движок залито что-то типа краски, в бак с горючим насыпан сахарный песок. Я не побоялась, даже на вкус попробовала — реально сахар. Кстати, в управлении дорожной полиции не оказалось протоколов, в которых было бы зафиксировано, какого числа и по какой причине мой скутер был поставлен на штрафстоянку, как теперь нет и документа, в каком плачевном состоянии я его забрала. Зато имеются свидетели незаконного ареста и увоза моего транспорта и документально зафиксированные, пусть и легкие телесные повреждения.
Кстати, во время своих визитов в различные отделениях полиции Галина Ивановна и Елена узнали, что сотрудники, совершившие в отношении Протасовой и ее коллеги-напарника грубые противозаконные действия, спустя неделю после происшествия также прошли освидетельствование у судебного медика и написали заявление на предпринимательницу, обвиняя ее в том, что она оказывала им сопротивление, причинив телесные повреждения.
— Просто смешно слышать такое, у моей дочери сороковой размер, она весит сорок два килограмма, — говорит Галина Ивановна, — а офицер полиции, который больше всего изгалялся над ней и Иваном, на голову выше Лены и раза в два больше. Даже неудобно за него становится: великан жалуется, что его покалечила пигалица. Причем у меня сложилось впечатление, что сотрудники полиции решили экспроприировать приглянувшуюся им вещицу именно потому, что приняли Елену и ее напарника за беззащитных подростков — и она, и он худенькие, выглядят гораздо моложе своих лет, дочку мою вообще за школьницу можно принять. Вот полицейские и решили, что эта молодежь вряд ли постоит за себя.
Галина Ивановна добавляет, что, если бы даже все было так, как сейчас стараются представить главные зачинщики этой некрасивой и позорной истории, то возникает вполне резонный вопрос по поводу их компетенции и профпригодности. "Ну хорошо, предположим, сотрудники дорожной полиции не обязаны отличать скутер от мотоцикла, — говорит она, — но, по крайней мере, с процедурой изъятия техники они должны быть знакомы, или при подготовке специалистов внутренних дел этому уже не учат? О том, что нельзя задерживать человека без веских на то причин — тем более, когда у того с собой удостоверение личности — и увозить его в неизвестном направлении, отобрав личные вещи и угрожая расправой, тоже, наверное, впервые слышат?
Кстати, ретивый майор с корочкой, фамилию которого все же успела прочитать и запомнить Елена, действительно существует и работает в УДП инспектором по розыску.
В пресс-центре ДВД, куда мы обратились за комментариями по поводу всей этой истории, нас попросили написать официальный запрос на имя начальника ДВД области. Мы так и сделали.


Татьяна ЛЕБЕДЕВА
Фото Александра
КОХАНОВА




Паленый Александр (aka exkirgiz)   15 июля 2012, 23:45

 Оказывается слово "ублюдки" по отношению к этим скотам еще мягкосказанное. Это твари и подлые шакалы, которых вешать надо при всем честном народе.



1



Ваше имя или ник:



Добавить комментарий:

* не более 1000 символов




ТОО «Издательский Дом «Классик»
Газета «Криминальные новости»
Газета «Наша Ярмарка»
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!

Свежий номер

№ 30 (555) от 27.07.2012 Свежий номер

Скачать PDF версию номера от 27 июля 2012 года


Наши конкурсы
Жди меня

Опрос

Кто или что виноваты в росте цен на продукты питания?










Газета «Наша Ярмарка»
2010 © Газета «Наша Ярмарка»
Интернет-компания «Creatida»
Разработка и поддержка сайта:
Интернет-компания «Creatida»