Последнее обновление:15 Октября



Курсы валют

Доллар США
331.01
Евро
364.71
Российский рубль
5.26

Прогноз погоды

Караганда
+2
Астана
+2
Частные обьявления

жди меня

Рассылка

новостей газеты «Наша Ярмарка»





Темы недели

Сулушаш, мама ждет тебя!




В Караганде полтора года назад пропала девушка. Отчаявшись получить хоть какие-то сведения от полицейских, открывших по факту розыскное дело, мама исчезнувшей студентки обратилась в передачу «Жди меня». Ее письмо — боль и крик истосковавшейся, изболевшейся материнской души.


«Прошу вас, заклинаю, помогите мне! — написала карагандинка. — У меня пропала дочь, моя девочка, Ракымжанова Сулушаш, 1995 года рождения. 19 сентября 2014 года она вышла из дома и не вернулась. Она умница, очень добрая, порядочная и хорошая. Училась на гранте в вузе. Помогите, пожалуйста, ее найти. У меня пять дочерей, она мой третий ребенок. Моему горю нет границ, я ищу ее каждый день, каждый день для меня — настоящая мука. Живу ожиданием, помогите, прошу вас! Это крик несчастной матери, крик матери, которая не теряет надежды. Вы моя последняя надежда! Верю, что если в передаче покажут ее фотографию, то будут отклики, кто-то должен был ее видеть, надеюсь, что люди сообщат, где ее держат. Не исключаю, что ее похитили, вывезли из страны, удерживают насильно. Еще раз прошу, помогите!» 
Письмо в редакцию принесла лично его автор, Ибагул Смагулова. Когда мы спросили ее, какой она чаще всего вспоминает дочь, женщина ответила: 
— Смешливой — вечно она с шутками-прибаутками, с какими-то хохмами общалась с людьми. С ней весело было, легко.  
Вот и в тот роковой день, по словам Ибагул Кажабыровны, Сулушаш произнесла фразу, которую она поначалу восприняла как очередной прикол или розыгрыш дочери. 
— Вернувшись после занятий, она сказала, что очень устала — было много пар, — и прилегла отдохнуть в своей комнате, — рассказывает мать. — Но почему-то быстро встала, оделась, взяла удостоверение личности и ушла делать ксерокопию. «В университет надо копию сдать», — пояснила на ходу. Когда вернулась, подошла ко мне, обняла, поцеловала,  протянула свое удостоверение и сказала: «Не падай духом, мамочка». У меня сам собой смешок вырвался: стараюсь, мол. Думала, Сулушаш по своему обыкновению настроение мне поднимает. Потом дочка по делам куда-то пошла. Где-то в семь часов вечера мы стали ей звонить, чтобы узнать, где она, будет ли вовремя к ужину. Сулушаш не отвечала, после и вовсе телефон стал недоступен. Тогда мы нашли номера телефонов ее подруг, однокурсниц, с которыми она тесно дружила. Девчонки говорят: «А нас в городе нет, мы домой уехали», — обе девочки сельские, из Бухаржырауского района, и по выходным они к себе в село возвращаются. Заверили, что попрощались с Сулушаш сразу после занятий и больше ее не видели. 
Ибагул Кажабыровна уверяет, что никаких ссор или размолвок, которые могли бы подтолкнуть дочь к уходу, в семье не происходило. 
— Ни со мной, ни с сестрами она не ссорилась, никаких ультиматумов не выдвигала, — говорит мама, — да это вообще было не в ее характере. Наоборот, она старалась на шутку все повернуть, могла сгладить любые углы. Я ее очень люблю. 
Впрочем, была одна странность, о которой сегодня Ибагул вспоминает как о некоем тревожном звоночке. Однажды ей зачем-то понадобилось удостоверение дочери, и тут выяснилось, что Сулушаш носит его с собой. Мать спросила: «Зачем, вдруг потеряешь?». Но дочь все равно какое-то время не расставалась с документом. Поэтому когда она неожиданно отдала удостоверение матери, да еще и сопроводительную фразу выдала, женщина восприняла, что дочь, наконец-то, ее послушалась.  
Позже, когда стало понятно, что дело серьезное и с Сулушаш что-то случилось, родственники, собравшись, стали анализировать каждое ее слово, каждый взгляд, каждую ее шутку. Предположили, что удостоверение личности девушка носила с собой с какой-то целью. Причем цель эта у нее самой, вероятно, вызывала недоверие. Иначе зачем бы она оставила все же этот документ матери, а себе взяла копию? 
Всплыла еще одна существенная подробность: младшая сестренка вспомнила, что за день до своего исчезновения Сулушаш разговаривала по телефону с каким-то парнем, которого называла Даником. 
— Дочка припомнила, что звонок от него раздался вечером. Сулушаш сказала в трубку: «Нет, нет, уже поздно», а потом, выслушав, что он ей говорил в ответ, прибавила: «Так завтра же 19 число», — рассказывает Ибагул. — Нам так и не удалось установить личность того, с кем разговаривала Сулушаш.  Ни фамилии его не знаем, ни адреса. Подружки дочери уверяют, что сами плохо знали этого человека. Зовут Данияром, весной вернулся из армии, якобы встречался с нашей дочерью. Но мы о нем ничего не слышали. 
Ибагул Кажабыровна прибавляет, что странным ей кажется то, что все знакомые Сулушаш после исчезновения девушки так или иначе выразили свое сочувствие и поддержку, предлагали помощь, подкидывали идеи — в общем, как могли, утешали. Но этот самый Данияр никак себя не проявил. Быть может, девушка уехала именно с ним, или он увез ее насильно, похитил, спрятал — вариантов в голове несчастной матери роится масса.  
— Она у меня очень красивая, очень, — говорит Ибагул. — На такую не грех заглядеться. Поэтому и думаю, что похитить ее могли. Сулушаш не такая девушка, чтобы не дать о себе знать, она жалела меня, старалась не расстраивать, училась хорошо, дома всегда вовремя, с сестрами ладила — в общем, это не тот случай, что взяла и просто так ушла. 
Женщина в сердцах говорит, что полиция тоже не смогла установить, кто такой этот Данияр. 
— Ведь если бы его нашли, наверное, многое бы прояснилось, — уверена Ибагул Кажабыровна. — Неужели стражам порядка так трудно найти среди демобилизованных некоего Данияра? Когда мы звоним и интересуемся результатами поиска, полицейские у нас спрашивают, не появились ли дополнительные сведения, а в последнее время стали даже раздражаться, что мы часто их беспокоим. Поэтому мы в передачу «Жди меня» обратились. Хочется, хочется верить, что моя доченька жива, что я ее смогу еще обнять и поцеловать. 
Расстроенная женщина рассказывает, что обращалась ко всевозможным экстрасенсам и ясновидящим. 
— Даже в Алматы ездила к знаменитому Имраму Самеду, — говорит она, — все колдуны в один голос нам говорят: «Сулушаш жива», но вот где она, никто сказать не может. Некоторые из них уверяют, что дочери нет в стране, она за границей. Не знаю, кому верить, чем себя успокаивать. Часто вижу ее во сне. Всякий раз дочь задает мне вопросы: «Мама, ты переживаешь? Мама, ты ждешь меня? Ты обрадуешься, если я вернусь?» — «А ты как думаешь? — отвечаю я ей, — минуты такой нет, чтобы о тебе не думала». На этом и просыпаюсь в слезах. Помогите нам найти и вернуть Сулушаш!  
Любую информацию можно сообщить по телефонам:  8 (7212) 44-15-06, 8-775-78-12-949, 8-775-98-98-390. 
 
Татьяна ЛЕБЕДЕВА 
Фото из семейного архива  

Комментарии (0):

Комменатриев нет.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев на сайте


Дорогие читатели! Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление или редактирование комментариев. После модерации ваш комментарий будет опубликован в течение суток.

Комментарий не будет опубликован, если он:

1) нарушает любые применимые нормы права;
2) пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес конкретных лиц или организаций;
3) распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
4) содержит ненормативную лексику;
5) преследует коммерческие цели, содержит рекламную информацию.


Вернуться назад

ТОО «Издательский Дом «Классик» Газета «Криминальные новости» Газета «Наша Ярмарка»






Свежий номер

№ 41 (772) от 14.10.2016

Опрос

Увеличили ли Вам зарплату после девальвации тенге?








2014 © Газета «Наша Ярмарка» Караганда [email protected]
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!
2014 © Разработка и поддержка сайта: Интернет-компания «Creatida»