Последнее обновление:24 Апреля



Курсы валют

Доллар США
334.59
Евро
377.32
Российский рубль
5.05

Прогноз погоды

Караганда
Астана
Частные обьявления

жди меня

Рассылка

новостей газеты «Наша Ярмарка»





Темы недели

Ставка выше, чем жизнь




Карагандинцев ошарашила новость, что хоспис стал платным.


На одном из информационных порталов появилось заявление женщины, которая уверяет, что в больнице сестринского ухода Красного Полумесяца, расположенной на улице Ключевой, куда она обратилась за помощью, потребовали оплатить содержание тяжелобольной сестры, оценив услуги в 113 832 тенге в месяц. 
— Получается, что в сутки пребывание в хосписе обойдется в 3672 тенге, — утверждала карагандинка. — Где их взять, если в силу сложившихся обстоятельств детей у сестры нет, пенсию она тоже не получает, так как ей всего 48 лет, но болезни о возрасте спрашивают… Моей пенсии на оплату ухода за родственницей тоже не хватит. Что нам делать? Неужели ей придется умирать дома в муках без присмотра и надлежащего медицинского ухода?  
В больнице информацию опровергли, пообещав даже подать в суд на карагандинку, распространившую неверные сведения. 
— Нет, нет и еще раз нет! Даже априори мы не смогли бы просчитать заранее пациенту сумму, не говоря уже о какой-то твердой таксе, — заявила главный врач заведения Гульмайра Кенжебаева. — В нашем здании теперь вообще нет больницы сестринского ухода. Остался только хоспис на 30 коек, где содержатся онкобольные, — бесплатно, кстати, — плюс пять коек с теми, кому некуда идти, и еще четыре-пять мест, за которые мы можем частично брать плату. Выставляемая нами сумма составляет от силы 50 000 в месяц с человека при том, что реально одно койко-место, действительно, обходится примерно в 115 тысяч тенге.   
Гульмайра Сесембаевна пояснила, что после того, как в январе 2015 года в Пришахтинске открылась бюджетная больница сестринского ухода, в заведении, которым она руководит, остался только онкологический профиль и осуществляется паллиативная помощь пациентам с определенным диагнозом, но люди по старой памяти продолжают обращаться именно сюда,  упрашивают, чтобы их тяжелобольных родственников взяли под присмотр.    
— В принципе, мы даже за указанные деньги никого, кроме онкобольных на последних стадиях, не принимаем, отправляем всех в Пришахтинск, — уточнила врач. — Путаница происходит из-за того, что нас правильно теперь надо называть хосписом, а не больницей сестринского ухода, хотя это название твердо закрепилось за нами. Мы и сами иной раз путаемся, когда начинаем объяснять людям: где и какой уход осуществляется, какую помощь могут предоставить в новой сестринской больнице. Часто приходится слышать от людей: в Пришахтинске, мол, нет лечебных процедур, возьмите нас к себе. Объясняем, что это не наш профиль: после инсультов и инфарктов нужно везти человека в Пришахтинск. А мы помимо онкобольных берем только тех, у кого диабет тяжелой формы. Причем содержим таких пациентов в ущерб себе. Финансирования нет, выкручиваемся как можем. 
Главврач рассказала, что, несмотря на то, что количество коек в целом у них сократилось, работы меньше не стало, напротив, теперь еще труднее выживать. И раскрыла некоторые нюансы деятельности руководимого ею заведения. 
— Пять коек сегодня занимают те, кому абсолютно некуда податься, — рассказала Гульмайра Кенжебаева. — Это наши старые пациенты, у которых либо совсем нет родственников, либо они за границей, или ситуация такова, что восстановить документы им практически невозможно в силу ряда причин. Иные не помнят ничего о себе. Мы продолжаем ухаживать за такими дедушками и бабушками. У нас они и будут доживать свой век. Что касается нескольких платных коек, то их количество строго ограничено — не более пяти мест. Берем по просьбе родственников за чисто символическую плату: 40-50 тысяч тенге в месяц, остальные расходы покрывается за счет пожертвований, но и они, как вы понимаете, не безразмерные.  
По мнению Гульмайры Сесембаевны, чтобы не создавать ажиотаж и не плодить неверные слухи о том, что больница сестринского ухода стала платной, врачам поликлиник и больниц нужно правильно и более широко информировать население о пришахтинском бюджетном заведении, расположенном на улице Третьей Кочергарки. 
— Нужны более полные разъяснения, с каким диагнозом и в каком состоянии туда берут людей, потому что мы сами этого не знаем. Приходят родственники беспомощных стариков, упрашивают взять пациента, в качестве аргументов говорят: «У вас перевязки и уколы, другие врачебные процедуры, а в новой больнице этого нет». Так это или нет, мы же не знаем.  А они обижаются на нас и неверно истолковывают наши доводы.  
В Карагандинском филиале отделения сестринского ухода — той самой больницы, расположенной в Пришахтинске, — нам, в свою очередь, пояснили следующее. 
— Работаем с января 2015 года. Пациенты поступают на основании показаний в сестринском уходе по направлению соцработников и участковых терапевтов. Врачебные манипуляции для пациентов не предусмотрены. Только мероприятия, влияющие на качество жизни: питание и уход, то есть мытье, замена памперсов и другие гигиенически процедуры, — сказал заместитель директора по лечебной работе Кусаин Ермеков. — Это звучит так: оказание квалифицированной помощи лицам с хроническими заболеваниями в стадии обострения. Пребывание бесплатное, сроком до трех месяцев.  
Далее, по словам заместителя руководителя, судьбу таких пациентов должны отслеживать по месту жительства те же участковые и соцработники. Человека могут оформить в дом престарелых или другие пансионаты на основании долгосрочной программы наблюдения за такими больными.  
— Бывают ситуации, когда бабушку или дедушку могут вновь направить к нам на какой-то срок, — уточнил Кусаин Абуович, — но пребывание будет уже платным. 
По словам заместителя директора заведения, один и тот же человек через некоторое время может снова разместить заявку на портале бюро госпитализации и получить направление в больницу сестринского ухода, но на практике сталкиваться с таким не приходилось. 
Как подчеркнул Кусаин Ермеков, деятельность заведения полностью регламентируется положением, утвержденным Министерством здравоохранения и соцразвития. Документ разослан во все лечебные заведения республики. Есть ограничения для госпитализации.
— Из списка исключены туберкулезные больные, а также те, кто состоит на учете в психоневрологических диспансерах, — пояснил Кусаин Ермеков, — поэтому при поступлении к нам необходимо предоставить справки от фтизиатра и психиатра, ведь для больных с указанными заболеваниями существуют пансионаты соответствующего профиля. 
Что касается оплаты, то с апреля 2016 года она составляет 107 000 тенге в месяц.  
 
Татьяна ЛЕБЕДЕВА
 
 

Комментарии (0):

Комменатриев нет.

Добавить комментарий

Правила добавления комментариев на сайте


Дорогие читатели! Мы уважаем ваше мнение, но оставляем за собой право на удаление или редактирование комментариев. После модерации ваш комментарий будет опубликован в течение суток.

Комментарий не будет опубликован, если он:

1) нарушает любые применимые нормы права;
2) пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес конкретных лиц или организаций;
3) распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
4) содержит ненормативную лексику;
5) преследует коммерческие цели, содержит рекламную информацию.


Вернуться назад

Фоторепортажи

ТОО «Издательский Дом «Классик» Газета «Криминальные новости» Газета «Наша Ярмарка»






Опрос

Увеличили ли Вам зарплату после девальвации тенге?








2014 © Газета «Наша Ярмарка» Караганда [email protected]
При использовании материалов ссылка на сайт «nasha-yarmarka.kz» обязательна!
2014 © Разработка и поддержка сайта: Интернет-компания «Creatida»